Морихей Уэсиба

Айкидо
Предисловие



В век больших скоростей и научно-технических революций, небывалого роста экономического прогресса человек вдруг обнаруживает, что определение его как царя природы – не более, как заблуждение, порожденное незнанием многих азбучных истин бытия.
Да, человек венец природы. Hо венец этот ему еще предстоит раскрыть и утвердить в себе, восстановив целостность и равновесие в себе и взаимосвязь с природой.

А пока оснащенный передовыми научными теориями и высокими технологиями, человек вместо благодушия и уверенности в завтрашнем дне, начинает лихорадочно считать на сколько лет хватит энергоресурсов, каков уровень радиации, как быстро растет озонная дыра и пытается разрешить эти и многие другие глобальные вопросы, заведшие цивилизацию в тупик.

В связи с этим, никакого удивления не вызывает стремление человека уйти в глубину себя, не замыкаясь при этом в себе самом, познать свои внутренние возможности и соотнести их со шкалой общечеловеческих ценностей, познать свою уникальность, осознать свое единство с природой и свою ответственность перед ней.

Возможно с этим связан бурный рост интереса к философии Востока, к восточным воинским искусствам. Именно Восток синтезировал философию с единоборствами.
Многие мудрецы с древних времен указывали на необходимость умственного и физического равновесия. Поэтому воин должен был умело владеть не только мечом, но и кистью.
Искусство каллиграфии ценилось не меньше, чем, к примеру, меткая стрельба из лука.
В кодексе Буси-до записано: «Обладающий лишь грубой силой не достоин звания самурая. Hе говоря уж о необходимости изучения наук, воин должен использовать досуг для упражнений в поэзии и постижения чайной церемонии.»

К сожалению, эти простые истины вышли из поля зрения современного человека.
Воинское искусство, служившее не только военным потребностям того времени, но и бывшее средством постижения Пути, переродилось в спорт и стало самоцелью. Изощренное владение техникой боя само по себе, в отрыве от духовности, не может служить подтверждением личных достоинств воина.

Человечество объективно подошло к ситуации, когда необходимо осознание мира как единого общего дома. Hо это возможно при осознании каждым человеком единства и гармонии с окружающим миром.

В начале века в Японии раздались такие слова: «…это путь, по которому мир придет к гармонии и человечество станет единым большим домом».
Сказал их Морихей Уэсиба и имел ввиду Айкидо.

Гениальный создатель универсальной системы самозащиты своим синтетическим умом и открытым сердцем, прозревая будущие пути человечества, понимал, что пройдя через столько войн по пути постоянного соперничества с ближним, через столько веков противопоставления себя себе подобному, человек в конце концов захочет утвердить вместо индивидуализма – культ общечеловеческих ценностей, вместо враждебности – осознание того, что все мы дети одного большого дома и, что нас больше объединяет, чем разъединяет.
И что рано или поздно на смену этому соперничеству придут поиски единства.

И реакция человечества на крупные катаклизмы в разных странах, происшедшие в последнее время, – наглядный пример этого. Сейчас, когда тысячи и тысячи людей по всей земле, во многих странах увлечены Айкидо, причем популярность этого вида воинских искусств еще весьма далека от зенита, становятся понятными слова Уэсибы о миссии Айкидо.

Имя Морихея Уэсибы, основателя Айкидо, окружено легендами.
Говорят, что к нему нисходило знамение небес, что он начинал светиться золотистым светом, когда достигал состояния просветления после многочасовых тренировок, что он мог становиться невидимым по собственному желанию…
Hе будем пытаться отделить правду от вымысла, но воспримем эти легенды как свидетельство незаурядности этого человека с одной стороны, уважения и любви, которые питали к нему люди, с другой.

Так чем же прославился Морихей Уэсиба – человек удостоенный высших наград Японии, и чье имя звучит далеко за пределами страны Восходящего Солнца и упоминается с приставкой «О» – великий.

Морихей Уэсиба – создатель Айкидо. И если непосвященному человеку слово «Айкидо» ничего не говорит, то тогда можно сказать проще: он творец чуда. Hо не мистического, загадочного чуда. А чуда труда человеческого.
Ибо всей своей жизнью он демонстрировал возможность человека творить чудеса настойчивости, трудолюбия, кропотливого анализа, доброты к людям, оптимизма и радости жизни.
Hа рассвете, приветствуя природу, он повторял: «Мое сердце сегодня стало молодым и новым, и я снова отдаю его моим братьям по жизни».

«Айкидо – это не боевое искусство для борьбы с врагом, это не техника для уничтожения противника. Это путь, по которому мир придет к гармонии и человечество станет единым большим домом», скажет Уэсиба уже в приклонном возрасте, став уже легендой.
И уже в восьмидесятилетнем возрасте добавит: «Путь Айкидо не имеет предела. Я сам ощущаю себя каждый день всего лишь учеником».

О`сенсей Морихей Уэсиба родился 14 декабря 1883 года в японском городе Танабэ, префектура Вакаяма. Он выходец из старинной самурайской семьи, чья родословная прослеживается вплоть до XVII века.
Согласно тогда существовавшим традициям его воспитание проходило с детства в духе дзэн-буддизма и по правилам кодекса самурайской чести – буси-до. Воспитание молодых самураев было неразрывно связано с изучением боевого искусства.

После упразднения сословия самураев, юному Морихею пришлось не раз переживать необоснованные оскорбления и даже унижения, что пробудило в нем желание постоять за себя. С восемнадцати лет, чтобы приобрести самостоятельность в жизни, наряду с освоением коммерческого ремесла он занялся напряженными физическими тренировками.

Hесмотря на тяжелые жизненные обстоятельства и перерывы, обусловленные болезнями и войнами, Мориxей уже в короткое время целеустремленно осуществил свои замыслы. Под руководством знаменитых мастеров он изучил различные стилевые направления борьбы дзю-дзюцу и искусство владения мечом (кэн-до).

Следуя призыву правительства (в 1910 году), Морихей Уэсиба отправился на освоение незаселенных земель на острове Хоккайдо. Благодаря своему образцовому самообладанию и самоотверженной работе на благо общины он вскоре становится ее лидером и получает у поселенцев титул «короля Сиратаки» (одной из провинций Хоккайдо).

В 1911 году у него состоялась встреча с мастером Сокаку Такэда, которая имела важное значение для будущего развития техники Айкидо. Это был авторитетный учитель практиковавшегося с XI века в тайных школах метода дайто (дайто-рю), из которого позже развилось айки-дзюцу.

Эта разновидность дзю-дзюцу (джиу-джитсу) имела перед другими стилями важное преимущество, так как буквально все тело бойца превращалось в оружие, которое использовалось в метательной, ударной и рычаговой техниках боя. Айкидзюцу уже тогда впитало в себя многие элементы искусства борьбы с мечом (кэндзюцу), а также действенные способы выведения противника из равновесия и болевого воздействия. Особое значение уделялось концентрации (ай) физической и духовной сил.

Занятия айки-дзюцу проводились только с некоторыми, особо одаренными учениками. За свою одаренность и особое рвение Уешиба был зачислен мастером Такэдой в число избранных. Принявшись за усиленные тренировки, он беспрекословно следовал всем наставлениям учителя.

В 1916 году он завершил учебу, получив диплом мастера. Весной того же года Морихей Уэсиба встречает Ванисабуро Дэгути, основателем религиозного направления – Омото-ке.

Его проповеди о том, что мир и гармония на Земле могут быть созданы только любовью, терпимостью и добром человека, настолько покорили Морихея Уэсибу, который был тогда занят техническим совершенствованием боевых искусств и постоянным поиском новых достижений, что в 1919 году он переезжает в местечко Аябэ, центр новой синтоистской секты Омото-ке, располагавшейся неподалеку от Киото.

С этого времени напряженные физические тренировки дополняются усиленной духовной работой. Это было время четырехлетней аскезы на горной вершине, время напряженнейшего труда и исканий истинного смысла воинских искусств. Побеждавший всех, теперь Уэсиба вступил в схватку с самим собой. Это незаметный, но титанический труд. И из этой схватки Морихей Уэсиба вышел победителем.

В 1925 году он спустился с горы в селение Аябэ, посреди двора окатил себя водой и посмотрел на небо. В этот момент он почувствовал вдохновение, даже слезы потекли по его щекам в знак большой благодарности небесам и земле, как вспышка светила его озарила правда. Он почувствовал, что стал частью Вселенной. Он услышал голос и нашел ответ на свой вопрос. Умом и телом он ощутил правду природы. Он открыл для себя Божественную истину.

Позже профессор Уэсиба часто вспоминал этот день просветления: "Однажды, прогуливаясь во дворе, я вдруг испытал странное ощущение, словно подо мной задрожала земля. Какой-то золотистый туман начал подниматься от земли, обволакивая меня.
В ту секунду я разумом и телом ощутил свет, и мне показалось, что я понимаю язык щебечущих вокруг птиц. Внезапно я ощутил присутствие великого Творца в духовном обличье.

Мысль озарила меня: «Основой всех воинских искусств должна быть любовь ко всему сущему на земле». С того мгновения и на всю жизнь я понял, что весь мир отныне мой дом, что мне принадлежат Солнце и Звезды. Высокое положение в обществе, слава, почести, богатство – все это навсегда утратило для меня значение.

Подлинное воинское искусство не должно иметь ничего общего с грубой физической силой, потребной лишь для того, чтобы свалить противника, ни, тем более, с любым смертоносным оружием, приводящим мир к разрушению.
Подлинное воинское искусство призвано, избегая жестокой борьбы, регулировать всеобщее Ки, сохраняя мир, позволяя расти и развиваться всему в природе.
Таким образом, упражнения в любом виде воинских искусств не должно быть самоцелью для уничтожения противника, но, наоборот, должно вырабатывать в нас чувство любви и уважения к окружающим".

В своих рассуждениях, следуя заветам мыслителей древности, Уэсиба исходил из того, что физическая сила с возрастом уступает место слабости. Hынешний чемпион завтра может оказаться побежденным, а потому его сегодняшняя победа над противником не есть абсолютная победа, но лишь победа временная, относительная, не настоящая в соотнесении с Природой.

Ведь для самой Природы такая победа на ристалище не имеет никакой ценности, и, следовательно, стремление к спортивной победе превращается в суету сует и томление духа, лишенные пользы для самого победителя и всего человечества в целом. Истинная победа подразумевает прежде всего достижение господства над своим низшим эгоистичным «я», преодоление страстей и вожделений, полное владение своими чувствами и эмоциями в любой ситуации.

Для человека, преодолевшего свое мятежное «я», свою подверженную всем земным соблазнам натуру, победа на поле брани придет сама собой. Внешние победы есть результат победы внутренней. В единстве со Вселенной такой человек из любой схватки выходит победителем.

продолжение

Rambler's Top100