Скромное и элегантное Айкидо



Интервью с сиханом Ясунари Китаура


Перед началом семинара по Айкидо, который будет проходить под его руководством, сихан Ясунари Китаура любезно согласился дать интервью читателям журнала «БУДОКА».

Мы выражаем учителю свою радость и удовлетворение за осуществление этого шага, невзирая на всю его нелюбовь к интервью и всякого рода фотосессиям. Мы также выражаем благодарность Антонио Мартину и Луису Нуньесу, которые по словам маэстро и сами являются настоящими учителями Айкидо.
В ходе интервью Cихан Китаура был более открыт, чем мы могли ожидать



- Скажите маэстро, какова Ваша точка зрения на нынешнее Айкидо?



В ходе интервью Сихан Китаура был более открыт, чем мы могли ожидать

- Мне кажется, что Айкидо погружено в позитивные процессы. Как вид физической активности оно всегда было известно, давайте не будем лукавить, очень умеренно, если не сказать, скромно.

Айкидо не достигло той степени популярности, которой достигли, к примеру, каратэ, дзю-до, или даже аэробика, только потому, что является более современной, молодой дисциплиной. Но, если присмотреться внимательно, более половины участников этого семинара не пацаны…

А это означает, что они практикуют эту дисциплину годами…Самостоятельно, каждый со своими желаниями и намерениями. Искренне, я думаю, что оно медленно, но всё же расширяется, распространяется.

Айкидо может классифицироваться, как спорт, именно, как физическая активность, присущая также всем остальным видам боевых искусств. Но, также, я бы сказал, как некий вид внутренней активности.

К примеру, люди, практикующие Айкидо и работающие в других сферах человеческой жизни (водители и т.д.), размышляя во время работы об айкидо, некоторым образом практикуют его изнутри, что позволяет сохранять непрерывность и пролонгированный, постоянный к нему интерес.

- В чём заключается идея традиционного Айкидо?

- Я считаю себя традиционалистом в том смысле, что у меня сохраняется интерес, в котором сущность этой дисциплины выживала бы. И я верю в то, что это является и главным интересом для большинства последователей этой дисциплины, невзирая на то, что мы сами испытываем изменения.

Мы принимаем влияния всех видов, но фундаментально, базово пытаемся помнить и сохранять самые важные, главные точки, которые соразмеряют Айкидо.

- Основы, устои Айкидо?

- Несомненно, верно, точно.

- Кисёмару Уэсиба говорил, что Айкидо не требует физической мощи или неимоверно развитой мускулатуры, что оно действительно является унификацией духа и тела. Как бы Вы объяснили это человеку, не сведущему в Айкидо?

Сихан Китаура улыбается.
Это не более, чем сказать, что при хорошем знании Айкидо, вы можете одолеть человека более крупного, большой физической силы и т.д.
Если интерпретировать Айкидо таким образом, то мы рискуем превратить его, так сказать, во что-то фантасмагорическое, чудесное, а именно, нереальное.

Но поскольку каждый из нас обладает своими физическими кондициями, то такой подход не является правильным. Сосредотачиваясь на фразе, относительно которой был задан вопрос, мы унифицируем наш интерес вместо контрапункта, столкновения с более мощной силой в объединение с нею, как бы изнутри, получая возможность трансформировать её, преобразовать.

И это не философско-литературный аргумент, а очень конкретный подход. Работая так, чтобы не сталкиваться с более мощной силой. Которая может нас уничтожить, мы создаем ядро двух сил. И, начиная с этого момента, эта сила теряет свою агрессивную направленность, и превращается в собственно нашу силу.

Но, я повторюсь, это конкретный подход, а не магия, которая помогла бы нам в достижении нашей цели. Это форма работы, с которой можно шаг за шагом, постепенно строить и понемногу двигаться к пониманию идеи.

- А дыхание, какова его роль в Айкидо?

- Дыхание для нормального состояния понятие фундаментальное. Но когда мы говорим о дыхании в Айкидо, мы имеем в виду не простой газообразный обмен в лёгких, а некую внутреннюю силу, которую мы называем КИ.

И само дыхание не является простым механическим действием, в котором одно геометрическое тело направляется против другого геометрического тела в пространстве взаимодействия.

Это не так, если мы воспринимаем пространство, как интеграционную составляющую и наше действие, согласно нашему утверждению, это унификация, интеграция несходных сил, как и дыхание, не конфронтирующая, не вступающая в противодействие, а циркулирующая непрерывно, вот в чём вопрос.

Это – изначальная мудрость; метафора дыхания – отправная точка, но на самом деле это не чистая метафора, с которой мы имеем дело в реальности. Чтобы всё это объяснить, мы вынуждены прибегать к метафоре, в которой лёгочная функция имеет лишь относительный характер.

Иногда, энергетическое действие может производиться с задержкой дыхания, даже на длительный промежуток времени с соблюдением формы…

Но тогда там нет идентификации с лёгочной функцией. Когда же движение продолжительное и энергетическое, то мы вынуждены дышать глубоко и в действии присутствует чувство дыхания.

- Много говорится о КИ: что Вы можете сказать по этому поводу?
Мы должны стремиться к энергии КИ или со временем при достаточно серьёзной практике она обнаружится в нас?

Если несколькими словами, то исследование КИ, как субстанции, сущности (если это имеется в виду) может привести к затерянным поискам в филологической сельве. Следовательно, это нас не интересует, потому, как было сказано ранее, мы имеем дело с познанием, а познание – это не чистая фантазия. Это та идея, которая рождена первоисточником.

И тогда, несмотря на молодость Айкидо, понятие КИ в нашем воинском искусстве что-то очень живое, реальное. Мы не можем заменить это понятие другими терминами, такими, как энергия, сила, гармония и прочее, поскольку нам требуется реальное понятие очень связанное с человеческим разумом. А именно, мы не можем размышлять над этим, как над чем-то абсолютно независимым.

Если же мы будем думать так, то мы исключаем его из нашей жизни и оно превращается во что-то бесполезное, противоположное, которое способно разрушить необходимое усилие.

Неразделимо с понятием КИ следуют понятия КОКЬЮ, дыхания и ещё одно очень важное понятие ХАРА, заменяющее рассуждения О мозге, лёгких, почках. Мы говорим об этих понятиях, потому что они необходимы для строгого точного выполнения техники. Если же выполнять технику без понимания КИ, ХАРА, КОКЬЮ, то наши усилия превращаются в голую механику и Айкидо перестаёт существовать.

- Считаете ли Вы необходимым практиковать МИСОГИ? Запад со своим менталитетом очень отличен от Востока, с той твёрдостью (прямолинейностью), которая в нём заложена?

МИСОГИ – термин синтоистский. Я лично не практикую МИСОГИ чрезмерно. Но наблюдая реальное, позитивное, можно сказать, что это чудесная вещь, которая очищает не только твоё тело, но и очищает твою душу посредством телесных упражнений.

В отличии от «Духовных Упражнений» Святого Игнатия Лойолы, которые немного жёсткие, МИСОГИ оптимистично тем, что исполняясь, как совместное упражнение, оно очищает одного, превращая его в маленького Бога, истинного Бога…это та крохотная капля росы, которая блестит на листе саженца.

Ты превращаешься в то, что блестит. И весь этот процесс фундаментально оптимистичен: это понятие исчезающего, отсутствующего греха. А именно, ты можешь вымыть своё «несварение желудка» (маэстро улыбается, смеётся).

Я вижу позитивный аспект для верующих студентов в том, чтобы не воспринимать всерьёз эту шутку, но, вероятно, видеть в этом возможность невинного (чистого, святого) существования (образа жизни). И если человек поддерживает этот акт, давайте говорить, что страдание, терпение, сострадание тоже благое дело.

- В каком году Вы познакомились с О'Сэнсэем Уэсибой?

Я познакомился с О'Сэнсэем в последние месяцы 1959 года.

- Сколько времени Вы практиковали в Додзё Уэсиба?

Я приехал в Испанию в 1967 году, следовательно, семь или восемь лет приблизительно.

- За что Вы отвечали в том Додзё или какие обязанности были возложены на Вас?

Никакие. Я стал изучать Айкидо благодаря чистой случайности, ибо это не было моим личным намерением. Я изучал Айкидо под руководством Киссёмару Уэсиба, я приобрёл небольшой опыт работы с некоторыми группами. Но это никак не напоминало активное погружение.

Но так или иначе, всё это я принимал с большим интересом, который возник у меня к Айкидо, и в то же время не стремился к тому, чтобы быть “учителем” (улыбается:”Не хотел использовать это слово»).

- Каковы Ваши отношения с нынешним ДОСУ, внуком Уэсиба?

Мои отношения с ДОСУ корректны. Как я и сказал, я не представляю себя учителем. Я изучаю то, что приобрёл, у меня есть осознание ответственности перед друзьями, которые связаны со мной посредством Айкидо, а также перед основателем и скончавшимся Киссёмару Уэсиба.
Они были добры ко мне при жизни, и я пытаюсь сохранять это всеми нитями своего сердца.

- Я прочёл, что изучение Айкидо у Киссёмару было открытым, эмоциональным и динамичным. Вы согласны?

Я согласен. Он был человеком с очень решительным, сильным духом. Он перенёс очень тяжелую болезнь и вынужден был вырвать с корнем часть своего тела, что способствовало укреплению его духа… он говорил без микрофона голосом, который беспрепятственно проникал в глубину тренировочного зала и когда он исполнял технику, это действительно было чем-то неповторимым. Несомненно, он оставил в нас этот необыкновенный образ.

- А Айкидо Ясунари Китаура: как бы Вы могли определить его?

- Я не отношусь к числу инакомыслящих. Как я сказал ранее, я уважаю традицию и пытаюсь сделать так, чтобы базовые вещи, которые я изучал всегда и благодаря которым Айкидо выглядит скромным, выжили.

Я повторю, и это общее мнение, способность проникать глубоко в сердце и оставлять там свои корни присуща Айкидо благодаря его фундаментальным, базовым качествам. Если это испаряется, то, как бы мы не были очарованы, оно начинает разлагаться. И потому необходимо всем пробовать, говорить и удерживать это.

Это активная, но исчезающая, практика. Это не живопись. Это не картина, которая может находиться в одном и том же месте двадцать лет, и двадцать лет ты можешь ее рисовать. О двадцатилетней практике Айкидо можно снять фильм, но она всё равно исчезает и это происходит каждый день. И тогда необходимо быть очень осторожным, чтобы жизнь не превратилась в скучную рутину.

- Каков ваш метод обучения?

- Как я объяснял ранее: концентрировать на объединении, унификации, и, как следствие, результат этого усилия в том, что мы можем ощутить подлинное Айкидо. Это и есть унификация КИ. В приобретении этого ощущения, чувства и есть способ унификации КИ. И тогда, я верю, это и есть фундаментальное неотклонение от традиции.

- Считаете ли Вы необходимой работу с оружием?

- Иногда, когда этого просят учителя, тогда (указывает на наставников Антонио Мартина и Луиса Нуньеса).

- Думаете ли Вы, что это необходимое дополнение ...?

Это необходимая часть в том смысле, что мы можем разрабатывать, понимать какие-то грани с большей ясностью, из-за которой мы называем это КИ. Но это не абстрактная идея о KИ, которая выделяется как пар. Это не так.

У него нет точной ориентации, равно, как человеческий, точный разум не только ориентирован на достижение этого живого, реального чувства КИ. И все это очень хорошо представлено в работе с оружием, мечом и остальными видами. Эта работа очень хорошо материализует чувство КИ, которое я имею в виду.

- Как Вы относитесь к существованию многочисленных направлений и групп нынешнего Айкидо и соперничеству между ними?

Ну, это также, пока не исчезло само Айкидо, положительная вещь. И положительная только тогда, как мы сказали, когда пробует раскрывать различные грани и аспекты Айкидо.

Я повторяю то, что сказал раньше - нужно задерживать, сохранять и распространять те вещи, которые мы считаем существенными. Если это разнообразие изолируется, оно превращается в процесс разложения на составные части и, как следствие, исчезает.

Не смея долее задерживать Маэстро, выражаем ему огромную благодарность.

Редактор журнала “БУДОКА” Хорди Сала.






источник


Статьи об Айкидо

Rambler's Top100